Владимир Машков ПОБЕДА СССР ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Цели организаторов новой империалистической войны
Подготовка нового нападения Японии на нас
Проблема подготовки нападения на нас с Запада
Английская миссия для немецких нацистов
Сдача немецким нацистам стран Западной Европы во временное пользование
Первый военноисторический вопрос
Второй военноисторический вопрос
Мессия немецких нацистов приступает к английской миссии
Наша Великая Победа в Великой Отечественной войне
Наша Великая Победа во Второй мировой войне
От «Майн кампф» к Фултонской речи
Послесловие
После подписания в 1919 году Версальского договора в мире стала распространяться эйфория, что войн больше никогда не будет. Но мир в мире продержался недолго. В 1931 году начались вторжения японских войск на китайскую территорию. В 1937 году Япония захватила Пекин, Шанхай, Тяньцзинь, оккупировав большую часть Китая, и творя массовое живодерство над китайцами. Последовали боевые действия и в других регионах. В марте 1939 года Сталин в отчетном докладе на XVIII съезде ВКП(б) сказал: «Уже второй год идет новая империалистическая война, разыгравшаяся на огромной территории от Шанхая до Гибралтара и захватившая более пятисот миллионов населения. Насильственно перекраивается карта Европы, Африки, Азии».

Цели организаторов новой империалистической войны
Многие обстоятельства начала и развития этой войны доказывают, что она, как и Первая мировая, умело разжигалась тоже мировой финансово-промышленной кастой и сросшимися с ней правителями Англии, США, Франции. Четко просматриваются и цели этой войны: подготовить сокрушительное нападение на нашу страну с востока силами Японии, а с запада силами вновь милитаризированной Германии; затем Англии, США, Франции, разделаться с ослабевшими победителями нашей страны, и самим захватить нашу богатейшую ресурсами землю; по ходу новой всемирной бойни мировой финансово-промышленной касте наживаться на ней, как и на Первой мировой войне.
Уже в Первую мировую наши союзнички Англия, США, Франция, рассчитывали, что воюющие между собой Германия с Российской империей будут доведены до полного изнеможения, и территории Российской империи легко достанутся ее «союзникам» даже раньше, чем аннексии с контрибуциями от государств побежденного германского блока. Эта цель была почти достигнута после Февральской 1917 года «демократической революции», когда захватившие власть марионеточные временщики за полгода порушили всякую российскую государственность. Но в Октябре 1917-го наш трудовой народ во главе с Лениным скинул самозваный режим крушителей российской государственности, и буквально из небытия воссоздал свою Россию, — Советскую. Потом отстоял ее в боях с вторгшимися союзничками Российской империи и с примкнувшими к ним многоцветными коллаборационистами. Потом, во главе с преемником Ленина Сталиным, развил нашу страну, преобразованную в Союз Советских Социалистических Республик, до масштаба второй в мире сверхдержавы.
С таким оборотом дела у империалистов их лютая ненависть к нашей стране и захватнический раж в отношении ее могли только еще больше распаляться.

Подготовка нового нападения Японии на нас
Правителей Японии не требовалось особо побуждать к новому нападению на нас. В 1918-м Япония, за компанию с державами Антанты и США, свершила через Владивосток интервенцию в нашу страну ста двадцатью тысячами самураев, и грабила нас дольше всех прочих интервентов. Но когда СССР стал несравнимо могущественнее Советской России, для нового нападения на нас Японии требовался большой континентальный плацдарм и дополнительные силы. То и другое можно было получить только в Китае, бывшем в полуколониальной кабале у Англии, США, Франции.
Англия, США, Франция, в 1937 году не стали препятствовать японскому захвату Китая, а лишь усилили свои ВМС на Дальнем Востоке. Больше того: американский бизнес мощно содействовал приросту военного могущества Японии и заодно наживался на этом. Например, в 1938 году Япония удовлетворила свои импортные потребности на 90% закупками в США нефти, техники, стратегически важных материалов.
За этот же год СССР поставил Китаю в кредит для отпора самураям около тысячи самолетов, более полутора тысяч артиллерийских орудий, снаряды, многое другое вооружение, и помог военными специалистами. Благодаря нашей помощи, к началу 1939 года в китайской армии резко упали потери. Если в первые годы войны китайские потери убитыми и ранеными составили 800 тысяч человек (5:1 к потерям японцев), то за 1939 год они сравнялись с японскими: по 300 тысяч.
Тогда правители Англии 20 июня 1940 года заключили с Японией соглашение о совместных действиях против нарушителей безопасности японских военных сил в Китае. То есть, — официально поддержали японских оккупантов. Японии было передано китайское серебро на сумму 40 миллионов долларов, хранившееся в английском и французском представительствах в Тяньцзине. Даже себе не забрали это китайское серебро Англия и Франция: вот как заботились о захвате Японией их вотчины Китая.
Ясно, что Англия, США, Франция, не собирались дарить Китай Японии навсегда. Он сдавался ей лишь во временное пользование: для наращивания сил перед нападением на нас. Другого смысла для Англии, США, Франции, так заботиться о захвате Японией Китая не было.
За 1937 – 1939 годы японцы предпринимали попытки захвата отдельных участков нашей территории, прощупывая таким способом обороноспособность советских войск. В мае 1939 года японская Квантунская армия вторглась в Монголию с целью, заняв ее, расширить плацдарм для интервенции в Сибирь. Наша страна заступилась за Монголию. Монголо-советские войска численностью 57 тысяч человек разгромили японскую 75-тысячную армию. Поражение Японии в этой локальной войне остудило ее захватнический пыл в отношении СССР. К тому же, японские правители не могли не понимать, что в случае даже победоносной войны с нами Япония, вложив все силы в эту войну, обязательно получит сокрушительный удар в спину от Англии, США, Франции.

Проблема подготовки нападения на нас с Запада
Организовать победоносное нападение на нас с запада было гораздо сложнее. В отличие от японцев, измученные и разоренные Первой мировой войной народы всей Западной Европы больше не хотели воевать категорически. Самые лучшие специалисты по военному делу были в Германии, но и среди них почти никто не хотел воевать ни за какие посулы. Как раз в Германии, более чем где либо, преобладало стремление к взаимовыгодной торговле с нашей страной, и стремительно росло влияние коммунистов. Тем более, — при живом примере успешного строительства социализма в нашей стране.
Перспектива дальнейшего сближения Германии и СССР, да еще с возможностью перехода и Германии на социалистический путь, была кошмаром для всех в мире финансово-промышленных воротил и правителей капиталистических стран. Чтобы в такой обстановке мобилизовать Германию на войну с СССР, понадобились в самую первую очередь изощренные идеологические меры.

Английская миссия для немецких нацистов
Уже в 1924 году в Германии появился опус со следующим анализом немецких военно-политических «ошибок» недавнего прошлого:
«Ясно, что политику завоевания новых земель Германия могла бы проводить только внутри Европы. … Приняв решение раздобыть новые земли в Европе, мы могли получить их в общем и целом только за счет России. … Для такой политики мы могли найти в Европе только одного союзника: Англию. Только в союзе с Англией, прикрывающей наш тыл, мы могли бы начать новый великий германский поход. … Никакие жертвы не должны были показаться нам слишком большими, чтобы добиться благосклонности Англии. Мы должны были отказаться от колоний и от позиций морской державы и тем самым избавить английскую промышленность от необходимости конкурировать с нами. … Мы должны были полностью отказаться от колоний и от участия в морской торговле, полностью отказаться от создания немецкого военного флота. Мы должны были полностью сконцентрировать все силы государства на создании сухопутной армии. На рубеже ХХ столетия Лондон пробовал начать политику сближения с Германией. … Мы, видите ли, ни за что не хотели допустить и мысли о том, что Германия будет таскать каштаны из огня для Англии. … Представим себе только на одну минуту, что наша германская иностранная политика была бы настолько умна, чтобы в 1904 г. взять на себя роль Японии. … Тогда дело не дошло бы до «мировой» войны. Кровь, которая была бы пролита в 1904 г., сберегла бы нам во сто раз кровь, пролитую в 1914 – 1918 гг.».
Сначала отметим занимательное обстоятельство, упомянутое в конце. Когда в 1904 году Япония напала на Россию, Англия подзуживала Германию тоже напасть. Но тогда немцы «ни за что не хотели допустить и мысли о том, что Германия будет таскать каштаны из огня для Англии». А вот будь «на рубеже ХХ столетия» во главе немцев автор процитированного выше опуса, он, «чтобы добиться благосклонности Англии», и не считая для этого никакие жертвы слишком большими, отказался бы от немецких колоний, от немецкой морской торговли, от немецкого военного флота и даже от развития конкурентоспособной немецкой промышленности. Добившись таким способом «благосклонности Англии», и ее обещания прикрывать германский тыл, немцы яко бы смогли бы и для Англии натаскать каштаны из огня войны с Россией, и захватить европейскую часть России во сто раз меньшей немецкой кровью, чем при попытке в 1914 – 1918 годах.
Надо ли говорить, сколь высокой оценки должен был удостоиться в Англии вот такой «немецкий патриотизм». Даже очень похоже, что приведенные наставления немцам, четко с позиции английских колониальных интересов, на самом деле были написаны в Англии, а немецкий «автор» только подписался. Теперь назовем этого «автора» и его произведение: Адольф Гитлер «Майн кампф (Mein Kampf) Часть первая Расплата. Гл. IV Мюнхен».
Гитлер, как известно, сам не писал первую часть «Майн кампф». Первая часть этого будущего евангелия немецких нацистов появилась, когда их будущий мессия томился в тюрьме за организацию в Баварии «Пивного путча». В тяжкой неволе Гитлер диктовал текст ближайшим соратникам: молодому штурмовику Морису и зрелому нацисту Гессу. Оба они, судя по рассказам их будущих биографов, доказали свою беззаветную преданность лично Гитлеру, и только ему!
Однако. В отличие от Гитлера, Гесс еще с 1919 года, с самого начала своей нацистской активности, втихую проповедовал, что немцы и англичане это братья-арийцы по крови, что союз Германии с Англией – залог выживания сей высшей «расы». Трудновато понять столь пылкое англолюбие немца в Германии, только что поверженной и разоренной именно Англией и США. Понятно другое: публично проповедовать англосаксонский нацизм, с его отношением и к немцам как низшей «расе», невозможно, тем более в Германии, тем более в то время. Во всяком случае, у Гитлера никакого англолюбия, до попадания его в тюрьму, замечено не было. А тут на, тебе: прозренье! Главный немецкий нацист, вдруг, так возлюбил Англию, что ему стало не надо для Германии ни колоний, ни морской торговли, ни военного флота, ни промышленности! Надо только благосклонность Англии!
Гитлер надиктовал, конечно, много чего по своим излюбленным темам: что самые заклятые враги немцев и всех остальных живых существ на Земле – евреи, которых он клеймит всех как ростовщиков и прочих социальных паразитов, рвущихся к мировому господству; что для достижения мирового господства евреи придумали марксизм; что спасти все живое от евреев и марксистов призваны, самой природой и Богом, чистокровные немцы; что они призваны властвовать над всеми другими, — низшими, «расами». Однако самое высокое призвание чистокровных немцев, — таскать каштаны для Англии из огня войны с Россией, придумал явно не Гитлер. И явно не он придумал еще одно путеводное наставление чистокровным немцам: с захватом российских земель построить для себя, через несколько сотен лет, социализм сельскохозяйственный.
Частое восхваление Англии и США солдатом, побитым их войсками, а тем более провозглашение германской военной и экономической политики, соответствующей интересам только англо-американских захватчиков, окончательно убеждает, что первая часть «Майн кампф» была написана еще и по английской инициативе. Зато как красиво оттеняют все это низкопоклонство перед Англией и США задушевное повествование Гитлера, какой он верный сын многострадального немецкого народа, и многие его аллегории типа: или наш меч завоюет в России земли для нашего плуга, или Германии не бывать!
Когда рукопись этого английского путеводителя для немцев была закончена, Гитлера выпустили из тюрьмы: через девять месяцев, вместо назначенных изначально пяти лет. После провала «Пивного путча» Гитлеровская партия НСДАП баварского разлива распалась. Теперь для ее воссоздания с нуля, да еще в масштабе всей Германии, требовалось содействие влиятельных сил и, конечно, деньги. За все партийные дела взялся Гесс. Гесс стал еще красноречивее превозносить Гитлера как новоявленного мессию, а себя скромно представлять как его самого близкого, верного и незаменимого последователя. Именно Гесс закончил работу над текстом первой части «Майн кампф» и затем организовывал ее издание все большими тиражами. Именно Гесс придумал величать Гитлера титулом «фюрер», девиз «хайль Гитлер!», и нацистское приветствие известным взмахом руки.
Вскоре Гесс устроился личным секретарем Гитлера. Морис устроился помощником Гитлера с обязанностями телохранителя, шофера, исполнителя личных поручений, включая разнос подарков симпатичным дамам. Тогда же Морис основал СС, сначала как отряд для охраны Гитлера. Биографы Мориса пишут, что он просто был постоянной тенью фюрера.
Теперь, кратко, о немецкой чистокровности этих двух теней фюрера. Гесс родился и вырос в английской колонии Египет. Сколько, какой крови было у Гесса, вряд ли кто знает: в Египте с этим разобраться трудно. У Мориса позднее обнаружится еврейская кровь, но, разумеется, без примеси марксизма.
Теперь к этому анализу крови прибавим следующие обстоятельства: странное предпочтение Гесса смолоду заняться немецким нацизмом в голодной и бурлящей от внутренних конфликтов Германии, вместо успешной, по линии отца, коммерции в Египте; не менее странное предпочтение Мориса заняться вопиюще антиеврейским нацизмом, вместо освоенной смолоду, всегда доходной и характерной для евреев, профессии часовщика; вопиюще проанглийские и губительные для немцев положения «Майн кампф», которую писали эти два «немецких нациста».
Итого получается вывод: эти два джеймсбонда так прихватили главного немецкого нациста, что у него осталось политической свободы не больше, чем было в тюрьме. Зато они высвободили ему много времени для пламенных речей на публике, для любимого занятия изучать военную литературу, для высоко благополучной личной жизни. Свою личную жизнь они тоже не обделили.
Через два года Гитлер написал вторую часть «Майн кампф» со следующими словами в конце: «Ныне, в ноябре 1926 года, партия наша опять существует свободно и стала сильной, как никогда до сих пор». В мае 1928 года партия формально Гитлера, а фактически Гесса, которая «стала сильной, как никогда до сих пор», на выборах получила 2,3% голосов. Зато она стала в Германии, хоть и мизерной, но единственной политической силой, организованной по военному образцу: с железной дисциплиной, и, главное, с четким устремлением к интервенции Германии в СССР. Мощное финансовое, информационное, административное содействие, даже поджег Рейхстага со сваливанием вины на коммунистов, и махинации в подведении итогов голосований, так и не позволили набрать для НСДАП хотя бы половину голосов германских избирателей.
В 1932 году в СССР была выполнена за четыре года Первая пятилетка невиданных в мире темпов индустриализации, с целью и укрепления оборонной мощи. Стало ясно, что такую Россию Германии, даже вместе с Японией, не одолеть без форсированного развития германского ВПК и вооружения Германии, как говорится, до зубов.
В 1933 году мировая финансово-промышленная каста, с помощью серии процедурных махинаций в Германии, имя которым государственный переворот, привела к диктатуре формально Гитлера, а фактически Гесса, занявшего посты рейхсляйтера (заместителя фюрера по партии) и министра без портфеля. Гитлер, как никому не подотчетный вождь правящей партии, как глава государства и правительства, ни одного распорядительного документа не подписывал, если он не прошел через руки Гесса. В Германии было покончено с выборами, со всеми партиями, кроме НСДАП, с профсоюзами. Так Германия была превращена в нацистский военный лагерь.
Получив мощное экономическое содействие от мировой финансово-промышленной касты, немецкие нацисты стали наращивать военную мощь Германии без оглядки на жесткие ограничения Версальского договора. Правители Англии, Франции, США, под чей диктат в свое время был заключен Версальский договор, не воспротивились.
С 1935 года немецкие нацисты дополнили гонения на коммунистов гонениями на евреев. Правда, избежал «холокоста» далеко не только основатель СС. Все достаточно состоятельные евреи, в том числе ростовщики и прочие социальные паразиты, попросту разъехались из Германии. Насколько жестокими были гонения оставшегося еврейского простонародья именно за принадлежность к еврейской «расе», а не к борцам с нацизмом, до сих пор ведутся острые споры. Например, сравнить в интернете: Традиция «холокост» и Википедия «холокост».
В 1937 году наша страна не через несколько сотен лет, а успешно завершив Вторую пятилетку, построила социализм. Уровень жизни нашего трудового народа намного превзошел таковой у трудового народа капиталистического мира, и даже его «самых развитых» стран, включая США. Там миллионы людей вымирали от голода и эпидемий в ходе Великой депрессии. Наш народ стал самым грамотным в мире, самым квалифицированным в технологиях и науках. Наша страна стала второй в мире сверхдержавой по индустриальному и военному могуществу.
К концу 1937 года Гитлер занемог, почувствовал, что скоро умрет, и написал политическое завещание. Весной 1938-го написал личное завещание. Он не хуже правителей Японии понимал, что даже при успешной войне с вот такой Россией Германия, вложив все силы в эту войну, обязательно получит сокрушительный удар в спину от Англии, США, Франции. Потому и решил продолжить жизнь на изысканном «лечении от смертельной болезни».
В ту пору не только в Германии, но и во всем просвещенном мире никто не сомневался: если Гитлер умрет, его преемником будет Гесс. Но, похоже, что Гесс уже тогда тоже имел для себя любимого свой план личной жизни. Гитлеру пришлось выздороветь и безропотно продолжить миссию мессии. Что тут поделаешь, если четырнадцать лет назад сам подписался под автобиографическим евангелием мессии с главной миссией: таскать для Англии каштаны из огня войны с Россией. Ясно, что за эти четырнадцать лет Гесс, безраздельно правивший сначала формально гитлеровской партией, затем формально гитлеровской Германией, нашпиговал все ее ветви власти английской агентурой так, что она ни мессии, ни прочим немецким нацистам, никогда бы не позволила уклониться от предначертанной им Англией вот такой миссии.
Жить Гитлеру осталось, действительно, недолго: семь лет, до мая 1945 года. Гесс проживет под «строжайшим английским арестом» и в роскошных условиях до 1987 года. Но и в 93-х летнем возрасте умрет не своей, поныне очень загадочной, смертью.

Сдача немецким нацистам стран Западной Европы во временное пользование
К 1937 году правители Англии, США, Франции не хуже Гитлера поняли, что для победоносной интервенции в СССР с запада одной Германии, даже вооруженной до зубов, будет мало, и что ей понадобятся, как говорят военные специалисты, приданные силы, причем большие. В 1938 году, по аналогии со сдачей Китая во временное пользование Японии, началась сдача стран Западной Европы во временное пользование немецким нацистам.
Австрию они аннексировали опять же без оглядки на Версальский договор, четко определявший германские границы. Затем стали притязать на часть чехословацкой территории и начали готовить ее захват. Чехословакия с ее мощным ВПК и сильной армией была настроена дать отпор. Руководство СССР подготовило для помощи Чехословакии более пятисот самолетов и настойчиво пыталось договориться с Англией и Францией о совместной военной помощи. Больше того: многочисленная группа немецких генералов, не желающих войны, подготовила переворот в Германии, который должен был свершиться одновременно с приказом немецким войскам двинуться в Чехословакию. Но этого приказа не последовало. Первые лица Англии, Франции, фашистской Италии, нацистской Германии собрались в Мюнхене и приняли решение «относительно уступки» затребованной чехословацкой территории якобы «ради сохранения мира». Остальная территория Чехословакии вскоре была уступлена без лишних комментариев.
Затем немецкие нацисты стали притязать на Польшу, а нашей стране предложили заключить договор о взаимном ненападении: надо было избежать военной помощи Польше с нашей стороны. Правители Польши сами категорически отказались от предложенной руководством СССР военной помощи. Руководство СССР настойчиво предлагало Англии и Франции договориться о совместной военной помощи Польше. Переговоры по этому вопросу начались летом 1939 года, но английская и французская стороны затянули их почти до интервенции в Польшу немецких войск. Поскольку эта интервенция означала выход немецких войск к нашим западным границам, а у наших восточных границ наращивала войска Япония, руководство СССР заключило с Германией договор о ненападении.
После того, как в результате немецкой интервенции Польша перестала существовать как государство, руководство СССР ввело советские войска на захваченные Польшей в 1920 году западные территории Белорусии и Украины. В конце сентября — начале октября 1939 года были подписаны советско-эстонский, советско-латвийский и советско-литовский договоры о взаимопомощи, предотвратившие немецкую оккупацию этих стран. 28 июня 1940 года румынское правительство вернуло в состав СССР захваченные Румынией в 1918 году Бессарабию и Северную Буковину. В августе 1940-го Латвия, Литва, Эстония, согласно желанию их народов, выраженному на референдумах, были приняты в состав СССР. Массы жителей более западных регионов бывшей Польши и Румынии тогда переезжали в присоединяющиеся к СССР регионы, зная, что жизнь в СССР лучше, и чтобы не оказаться под немецкой оккупацией.
С интервенцией в Польшу немецких войск Англия и Франция, обещавшие Польше военную защиту, объявили войну Германии, но военных действий для защиты Польши не предприняли. Активное и, главное, демонстративное пособничество со стороны правителей Англии, США, Франции, установлению нацистской диктатуры в Германии, милитаризации нацистской Германии, захвату ей соседних стран, не могло не привести правителей остальных государств Западной Европы к пониманию: куда дует ветер. А именно, что надлежит: или сдавать свои страны под оккупацию немецкого нацистского режима, или безропотно выполнять его экономические и военно-политические требования. Кроме того, сам процесс сдачи стран Западной Европы во временное пользование немецким нацистам укреплял в них дух непобедимости, в массах немцев — дух кровного превосходства над низшими «расами», и веру в грядущее завоевание немецкой «расой» власти над всем миром.
К середине 1940 года немецкая армия завоевала все пытавшиеся обороняться страны континентальной Западной Европы и, в частности, за две недели сокрушила французскую армию, считавшуюся сильнейшей в Западной Европе.
В Лондоне, конечно, не собирались для усиления Германии перед ее нападением на СССР сдать ей и саму Англию. Но американский бизнес был заинтересован, чтобы Англия тоже получила военный удар, втягивающий ее в реальную войну: для прироста наживы американского бизнеса, и ослабления Англии как морской державы. 16 июля 1940 года Гитлер издал директиву о вторжении в Англию. С августа начались бомбардировки ее военных объектов и городов.
Все это логично вытекало из сформировавшейся еще перед Первой мировой войной захватнической стратегии Германии. Казалось бы, на сей раз не должна была повториться хорошо запомнившаяся германским стратегам их роковая ошибка в той войне: когда их войска потерпели поражение из-за того что воевали на два фронта. Тогда Германия вполне могла победить Францию и Англию, если б даже после заключения Брестского мира не продолжила тратить свои военные силы на захват наших территорий.
Перед изложением дальнейшего хода событий, здесь необходимо отвлечься на решение двух, связанных с периодом конца 1930 – начала 1940 годов, важных вопросов в военноисторической науке: потому что их нерешенность до сих пор позволяет Западу творить лживую клевету на нашу героическую историю периода Второй мировой войны.

Первый военноисторический вопрос
Он связан с тем, что голословное, без последовавших боевых действий, объявление войны Германии Англией и Францией в 1939 году потом стало преподноситься как начало Второй мировой войны. При этом на Западе делается акцент на упоминание про заключенный СССР и Германией договор о взаимном ненападении. Вдобавок на Западе выдумано тайное приложение к этому договору, яко бы о договоренности СССР и Германии разделить между собой Польшу.
Так, по понятиям организаторов мировых войн, выходит: за последние годы до 1939-го весь мир преспокойно жил в мире, до того как СССР и Германия взялись разделить между собой Польшу, а Англия и Франция, в благородном порыве ее защитить, объявили Германии войну. То, что только на словах, — умалчивается. Зато спасительный для миллионов людей ввод советских войск на ранее захваченные Польшей территории нашей страны преподносится как советская оккупация Польши. То, что в это время Польши уже вообще не было как государства, умалчивается.
Если уж на то пошло, Гитлер явно не посмел бы напасть на Польшу, не имея твердых гарантий от Англии и Франции, что они не окажут ей военную помощь. Вот где, наверняка, были тайные приложения от Англии и Франции с такими гарантиями к голословному объявлению ими войны Германии.
Теперь еще раз вспомним, что в том же 1939 году, Сталин в отчетном докладе на XVIII съезде ВКП(б) сказал: «Уже второй год идет новая империалистическая война, разыгравшаяся на огромной территории от Шанхая до Гибралтара и захватившая более пятисот миллионов населения». Вот в чьих устах прозвучала историческая правда! Здесь Сталин следует ленинскому определению Первой мировой войны как империалистической, и называет тоже империалистической новую войну, пока еще не ставшую мировой по своим масштабам. Она станет мировой лишь в конце 1941-го: когда США начнут боевые действия против Японии. То есть, через три с половиной года после начала этой войны: 7 июля 1937 года, когда Япония начала захват большей части Китая. Для сравнения: Первая мировая война достигла масштаба мировой примерно через три года после начала летом 1914 года: когда в 1917 году США начали боевые действия против германского блока.
Подлог в исторической науке, что Вторая мировая война началась не в 1937 году, а в 1939-ом, вместе со всеми приложенными к этому подлогу выдумками и замалчиваниями, сейчас все более истерично разносится в СМИ Запада и многих «российских» СМИ: чтобы переложить ответственность за организацию Второй мировой войны с ее организаторов на нашу страну, подвергнувшуюся организованной ими же невиданной по масштабу и жестокости агрессии. Долг объективных историков и всех патриотов нашей страны развенчивать этот подлог.

Второй военноисторический вопрос
Этот вопрос связан с отсутствием до сих пор объективного термина (понятия, названия), означающего агрессора, который напал на нас 22 июня 1941 года. Во всей исторической литературе он именуется словами: «Германия» или «фашистская Германия», или «нацистская Германия».
Какая там Германия?! Германией после Первой мировой войны было государство в границах, установленных Версальским договором, и с мизерным вооружением, ограниченным тем же договором. Оно так, потому что Версальский договор был подписан самой Германией.
Потом мировая финансово-промышленная каста и сросшиеся с ней правители Англии, США, Франции, в порядке организации победоносного нападения на нашу страну с запада, сдали немецким нацистам во временное пользование сначала Германию, затем почти всю континентальную Западную Европу. В итоге немецкие нацисты, со многими другими «истами», включая коллаборационистов, завладели военно-мобилизационным потенциалом практически всей континентальной Западной Европы с ее населением численностью примерно четыреста миллионов, с ее милитаризированной индустрией, с ее накопленными вооружениями, с ее аграрным сектором, с ее сырьевыми ресурсами. Все это было мобилизовано для нападения на нас, и, как минимум, в два раза превышало оборонный потенциал СССР.
Следовательно, напавший на нас в 1941 году агрессор по региональному масштабу был почти всей континентальной Западной Европой. По идеологии он был нацистским. Причем, как видно из «Майн кампф», немецкий нацизм, при всей его зевластости, был марионеткой у тихони — англосаксонского нацизма. Исходя из этих обстоятельств, было бы правильно называть напавшего на нас в 1941 году агрессора: «нацистская Европа». Этим термином данный агрессор будет именоваться далее.

Мессия немецких нацистов приступает к английской миссии
В декабре 1940 года Гитлер утвердил план молниеносного и победоносного нападения на СССР, — план «Барбаросса». Казалось бы, что дело только за скорым разгромом Англии и еще большим усилением нацистской Европы, как минимум, богатыми трофеями.
Но вот, 10 мая 1941 года Гесс, де факто правивший и «гитлеровской» партией, и «гитлеровской» нацистской Европой, тайно улетел в Англию. Гитлер возопил по поводу этой, яко бы неожиданной для него, измены. И … прекратил бомбардировки Англии. Затем принял обескуражившее многих немецких военачальников решение напасть на СССР, оставив Англию недобитой. Утром 22 июня нацистская Европа напала на нас без объявления войны.
Насколько такой оборот дела нравился самому Гитлеру, судить сложно. С одной стороны, — имея в виду его симуляцию смертельной болезни три года назад, и что он по собственной шкуре знал, чем закончилась в его молодости война германских войск на два фронта. С другой стороны, столь большое превосходство сил над советскими сулило, по всем расчетам, легкую победу с достижением такого могущества, теперь уже его, Гитлера, империи, которое никому не сломить. Кроме того, Гитлер был уверен, что Япония тоже нападет на СССР, но она, как известно, не оправдала его надежды.
Английский историк Дейтон в книге “Вторая мировая: ошибки, промахи, потери» пишет: «Как только стало известно о начале операции «Барбаросса», практически все до одного военные специалисты предсказали скорый крах России. Американские военные эксперты рассчитали, что Советский Союз продержится не более трех месяцев. Черчилля засыпали такими же неточными прогнозами: фельдмаршал сэр Джон Дилл, начальник имперского Генерального штаба, дал Красной Армии всего шесть недель. Посол Великобритании в Москве Стаффорд Криппс считал, что она продержится месяц. Самыми неточными были оценки английской разведки: она считала, что русские продержатся не больше десяти дней».
Обратим внимание: лучшая в мире, как тогда, так и сейчас, английская разведка, она же, вне сомнения, лучше всех прочих экспертов информированная об обороноспособности СССР, предсказала тогда самый короткий, действительно молниеносный, срок разгрома наших войск.
Дело в том, что американские эксперты сопоставляли: соотношение численности напавшей и обороняющейся армий, количество и качество их вооружения, потенциал людских и экономических резервов, предшествующий опыт ведения боевых действий, прочие характеристики, поддающиеся расчету. Однако старинная военная мудрость гласит: крепости легче всего брать изнутри.
Так вот, английские эксперты, особенно из разведки, лучше всех знали, что подготовлено внутри нашей «крепости» для ее взятия. Тем более что английская разведка, можно не сомневаться, очень многое сама и готовила. Трудновато допустить, что ее агентура в СССР не проводила подрывную работу для ослабления нашей страны с той же конечной целью, с какой так долго и старательно формировалась нацистская Европа.
То, что прогноз английской разведки о молниеносном разгроме Красной Армии явился самым ошибочным, выяснится позже, а первые дни блицкрига доказывали правильность именно этого прогноза. Перед рассветом 22 июня была разрушена проводная связь окружных и армейских штабов с войсками по всей западной границе, а затем – и с командованием в Москве. Диверсанты смогли так успешно вывести из строя связь, потому что ответственный за нее Генштаб не смог сохранить в тайне ее схемы и не позаботился своевременно о дублирующей радиосвязи. Вместе со связью отключились три уровня командования: центральный, окружной и армейский. Сто пятьдесят дивизий, сосредоточенных для отражения агрессии, остались неуправляемыми свыше. На главном направлении удара агрессора наш командующий Западным особым военным округом Павлов, вместо выполнения приказа Генштаба от 18 июня о приведении войск в боеготовность, оставил войска спокойно жить и спать в казармах. Хотя даже без угрозы войны, просто в плане летней учебы войск, их полагалось вывести в летние лагеря. В Генштабе за 19, 20, 21 июня почему-то никто не поинтересовался, как выполняется в ЗОВО приказ Генштаба от 18 июня. На рассвете 22 июня немецкая артиллерия ударила по расположенным вблизи границы казармам, где спали воины наших двух стрелковых и одной танковой дивизий. Эти три дивизии были уничтожены за несколько часов. Вражеские войска двинулись в большую прореху нашей обороны и пробили себе путь на Москву.
Только отключения связи и вот такого саботажа предписанных оборонных мер было достаточно, чтобы самая могущественная в истории военная машина разбила наши войска за десять дней: как оно и предусматривалось английской разведкой. Было еще много сравнимых по последствиям вредительских действий вражеской агентуры и кооперирующихся с ней предателей, причем не только в начале, а на протяжении всей нашей Великой Отечественной войны [Подробнее: Юрий Мухин «Если бы не генералы»].
В этой связи нельзя не отметить, что до сих пор распространяется бессовестная ложь, будто Сталин запрещал привести своевременно наши войска в боевую готовность: то ли уверовал в невозможность нападения «Германии» на нас до разгрома Англии; то ли надеялся оттянуть нападение ближе к зиме, когда оно стало бы затруднительным. А потому, — яко бы допустил столь роковую ошибку со столь тяжкими последствиями. Эта ложь, и еще более бессовестная, будто Сталин растерялся, испугался и самоустранился от командования в начале войны, полностью разоблачена многими историками.

Наша Великая Победа в Великой Отечественной войне
Все надеявшиеся на поражение СССР и просто уверенные в его неизбежности многое не учли в нашем военно-мобилизационном потенциале.
Не учли мобилизующую силу двух слов: «Коммунисты, вперед!». Не учли любовь нашего народа к своей социалистической Родине, подвигнувшую миллионы добровольцев штурмовать призывные пункты, чтобы встать на ее защиту. Такого патриотического порыва не знала ни одна страна ни за Вторую, ни за Первую мировые войны, ни за многие века предыдущих войн.
Не учли мобилизующую силу русского патриотического духа. Влюбленный во все русское грузин Сталин хорошо знал, как русский патриотический дух не терпит приходящих с мечом, и предпринял много мер, чтобы наша многонациональная Родина побольше соответствовала словам великого Пушкина: «Там русский дух, там Русью пахнет». Видимо неспроста по инициативе Сталина в 1937 году появились вместе: первый план подготовки к войне с нацистской тогда еще только Германией и новая традиция встречать Новый Год с приглашением из русских сказок Деда Мороза и Снегурочки. Русский патриотический дух вместе с большевистским сдержали напор нацистских меченосцев до их прихода. Незваные гости встретились с нашими Дедом Морозом и Снегурочкой в полевых условиях и без зимнего обмундирования, которым не запаслись в уверенности, что русской зимой будут не воевать, а почивать на лаврах легкой победы. Много нацистских мечей навеки полегло в нашу промерзшую землю при той встрече.
Все зарубежные военные аналитики не учли мобилизующую силу наших муз. Как ни в какой другой стране зазвучало у нас множество чудных песен, вдохновляющих на подвиг пехотинцев, артиллеристов, танкистов, летчиков, моряков, партизан. Наряду с родными песнями, даже в блокадном Ленинграде исполнялись произведения чистокровного немца Бетховена и зарубежного еврея Кальмана. Они тоже укрепляли стойкость советских людей в тылу и на фронте.
Интервенты, все жаждавшие их победы, и просто уверенные в ней, не учли полководческий талант многих наших военачальников, сумевших выправить безнадежную ситуацию первых дней войны. Не учли организаторский гений нашего Верховного главнокомандующего, организовавшего дальнейшие слаженные действия советских вооруженных и производительных сил.
Не учли громадного экономического резерва, реализованного с переходом трудящихся нашей страны с самого короткого в мире рабочего дня на самый длинный. Такого, — трудового, героизма практически всех трудящихся тоже не знала ни одна страна. Ибо в его основе было их сознание, что они работают только на себя, а не на социальных паразитов.
Самое же главное, чего не учли в нашем военно-мобилизационном потенциале агрессор и предсказатели его легкой победы, — это революционное превосходство нашего индустриального народно-хозяйственного комплекса над капиталистической экономикой нацистской Европы. По сравнению с ее промышленностью, мобилизованной обслуживать ее войска, наша промышленность имела, как минимум, вдвое меньше мощностей и трудовых ресурсов. С наступлением захватчиков до Москвы то и другое сократилось у нас примерно на треть. Такое превосходство индустрии, работающей на врага, могло лишь частично компенсироваться увеличением продолжительности рабочего времени и интенсивности труда. Тем не менее, наша промышленность вскоре стала поставлять на фронт больше вооружений, чем промышленность нацистской Европы. Это экономическое чудо позволило восполнить наши огромные потери вооружений в начале войны, а затем обеспечить количественное и качественное превосходство советского оружия.
Будь у нас промышленные мощности и земли в частной собственности, ни стремительное наращивание объемов производства на действующих заводах, ни уникальная по масштабам и быстроте эвакуация заводов в тыл, были бы невозможны из-за необходимости на каждом шагу выяснять отношения с собственниками, и всегда оставлять им в виде прибыли наибольшую часть создаваемого продукта. Именно указанное выше превосходство нашей индустрии сыграло самую значительную роль в остановке вражеского натиска и дальнейшем переходе наших войск к наступательным действиям. Если Первую мировую войну мыслители назвали войной индустрий, то Вторая мировая явилась таковой тем более. Понимание этого, разумеется, ничуть не умаляет значения названных выше, не учтенных агрессором и предсказателями его легкой победы, составляющих военно-мобилизационный потенциал СССР.
С осени 1943 года наши войска перешли к системному наступлению, освобождая от свирепствующих оккупантов родную землю, приграничные страны, и саму Германию. Подробнее излагать ход тех событий здесь нет необходимости, потому что на эту тему много литературы. Остановимся лишь на значении американских материально-технических поставок и открытого летом 1944 года второго фронта.
3 августа 1941 года наш посол в Англии Майский записал в своем дневнике рассказ американского посла в Англии со слов встретившегося со Сталиным специального представителя президента США Гопкинса: «У Сталина необыкновенно ясная голова и большой реализм. Фронт он знает как свои пять пальцев. Уверенность в победе у него абсолютная. Сталин не требует невозможных вещей и отнюдь не упал духом, когда Гопкинс ему заявил, что сейчас САШ много СССР дать не могут. Наоборот, он стал спокойно обсуждать с Гопкинсом программу будущего и возможности снабжения СССР к весне 1942 г. Это создало у Гопкинса впечатление, что Красная Армия имеет свою собственную достаточно крепкую базу и что вообще СССР – солидный партнер, с которым САШ стоит иметь дело».
Характерно, что именно после первых трех месяцев нашей обороны, когда был опровергнут американский прогноз, что Советский Союз продержится не более трех месяцев, 1 октября 1941 года американский президент включил СССР в число стран, которые могут получать от США необходимые для войны материально-технические средства на условиях аренды с долговременной отсрочкой платежа (по ленд-лизу). Такие поставки составили за всю войну около 4% от советских затрат на нее.
К Московской битве этих поставок вообще не было. За два месяца до Сталинградской битвы, начавшейся в августе 1942 года, английское командование по надуманному предлогу сняло боевое охранение каравана судов, шедшего в Мурманск с 250 000 тоннами грузов военного назначения, чем подставило его под удары германских самолетов, кораблей и подводных лодок. Перед Курской битвой прекратились поставки в СССР по ленд-лизу кратчайшим Северным морским путем. Все грузы стали направляться из США через Дальний Восток и через Иран, что исключало возможность использования американской помощи в грядущей битве на Курско-Орловской дуге.
Так почти весь объем поставок по ленд-лизу, если считать не по отгрузке из США, а по прибытию на фронт, пришелся на период после осени 1943 года, когда победа СССР уже не вызывала ни у кого в мире сомнения.
При всей малости значения американских поставок нам, нельзя не вспомнить добрым словом тогдашнего Президента США Рузвельта. У него было хорошее отношение к СССР, видимо, со времен Великой депрессии, для преодоления которой он, по мере возможностей, использовал советский экономический опыт. Однако властные возможности американских президентов стали мизерными с 1913 года, когда в США практически безраздельно стала править мировая финансово-промышленная каста, создавшая Федеральную Резервную Систему.
Для открытия второго фронта самый подходящий момент наступил в морозную зиму 1941 – 1942 годов, когда почти вся обрушившаяся на СССР военная мощь нацистской Европы застряла под Москвой. Времени для развертывания второго фронта к этому периоду вполне хватало. Тогда не было бы гибели сотен тысяч английских и американских воинов, потому что у гитлеровского командования не было возможности перебросить необходимые силы для убийства их со столь дальнего восточного фронта. Тогда от одного вида второго фронта у всех немецких нацистов старше сорока лет, а значит и у всех их старших офицеров, сразу появилось бы неодолимое предпочтение закончить войну. Потому что все они не хуже Гитлера знали по своей шкуре, чем закончилась в их молодости война германских войск на два фронта.
Затягивание правителями Англии и США, особо уперто – Англии, с открытием второго фронта наглядно показало: наши союзнички даже после Курской битвы не теряли надежду на поражение СССР, и в любом случае потворствовали максимальному ослаблению нашей страны; правителям Англии и США не было никого дела до освобождения народов Европы от нацистского режима, пока он был нужен для сокрушения или, хотя бы, максимального ослабления СССР. Осталось добавить: распространенные на Западе сведения, что войска второго фронта уничтожили 20 – 25% германских вооруженных сил, могут в какой-то мере соответствовать действительности, если процент здесь берется от вооруженных сил противника, оставшихся на момент открытия второго фронта.
9 мая 1945 года свершилась добытая воинским и трудовым героизмом советского народа Великая Победа над нацистской Европой, мобилизованной на разгром и захват нашей Родины мировой финансово-промышленной кастой и сросшимися с ней правителями ведущих империалистических держав.
С получением вести о Победе наша страна покрылась застольями, далеко не богатыми, но как никогда дружными. Полились слезы счастья вперемешку со слезами горя. Как повелось исстари, запели любимые песни. А среди них, – одну из самых полюбившихся в конце войны, — песню украинского поэта Косенко и белорусского композитора Любана «Наш тост» с такими словами:

Ну-ка, товарищи, грянем застольную!
Выше стаканы с вином!
Выпьем за Родину нашу привольную,
Выпьем и снова нальем!

Выпьем за русскую удаль кипучую,
За богатырский народ!
Выпьем за армию нашу могучую,
Выпьем за доблестный флот!

Встанем, товарищи, выпьем за гвардию,
Равных ей в мужестве нет.
Тост наш за Сталина, тост наш за партию!
Тост наш за Знамя побед!

Наша Великая Победа во Второй мировой войне
5 апреля 1945 года СССР в одностороннем порядке денонсировал пакт о нейтралитете с Японией в связи с обязательством советского руководства, данным на Ялтинской конференции в феврале 1945 года, вступить в войну против Японии через три месяца после победы над Германией.
А у наших союзничков по Антигитлеровской коалиции 22 мая 1945 года был готов план намеченного на 1 июля 1945 года нового молниеносного нападения на нас: силами английских, американских, и не разоруженных остатков немецких войск. Снова без объявления войны и с замыслом развить потом успех в длительной войне, вплоть до сокрушения СССР. Этот очередной плод захватнического ража и лютой ненависти организаторов мировых войн к нашей стране был назван «Немыслимое». «Немыслимое» осталось неосуществленным: руководство СССР, узнав от советской разведки про этот план и начало действий по его реализации, предприняло упреждающие маневры, показавшие нашим союзничкам, что эффекта внезапности при нападении на нас им не достичь. Поэтому наши союзнички не стали нападать на нас.
Насколько сорванный план «немыслимое» был реалистичным, можно судить по тому, что США уже в июле стали обладать ядерным оружием; президент Рузвельт умер незадолго до капитуляции немецких нацистов, а сменивший его Трумэн относился к СССР агрессивно, как и английский премьер Черчилль.
В начале августа 1945 года США сбросили атомные бомбы на два густонаселенных японских города. Без всякой военной надобности: только для демонстрации руководству СССР, какой смертоносной силой они теперь обладают. Эти ядерные удары не склонили японских военачальников к капитуляции потому что были нанесены не по военным объектам, а японские города и до того разрушались обычными американскими бомбардировками в еще большем масштабе. Японские военачальники склонились к капитуляции только после того, как наши войска разгромили в Китае Квантунскую армию. На Западе эту операцию назвали «Августовская буря».
После нескольких дней безуспешных попыток отбить захваченные советскими десантниками арсеналы бактериологического оружия и разгрома Квантунской армии японский император 17 августа в своем Рескрипте (предписании) солдатам и морякам обосновал необходимость капитуляции эффектом советского вторжения в Манчжурию, даже не упомянув про атомные бомбардировки. До этого японский император в обращении к населению объяснял необходимость капитуляции атомными бомбардировками, но прекращать боевые действия после капитуляции должны войска. В Рескрипте войскам император, еще раз повторим, обосновал капитуляцию только действиями советских войск. Акт о капитуляции Японии был подписан 2 сентября 1945 года.
Итак. США почти четыре года воевали с Японией, да еще при заключенном 26 декабря 1941 года договоре о военном союзе с Китаем и Англией, при том, что Япония держала свою основную военную мощь в Китае, но так и не смогли победить ее, даже применив ядерное оружие. США завершили Вторую мировую войну тягчайшим военным преступлением: убийством сотен тысяч людей, от младенческого до старческого возраста, применив только что созданное, невиданно мощное, средство массового убийства.
Решающий вклад в победу над Японией внес СССР. Победив и нацистскую Европу, и милитаристскую Японию, СССР стал главным победителем во всей Второй мировой войне. А если иметь в виду, что из участвовавших этой войне государств только СССР выполнил великую освободительную миссию для стран, захваченных самураями и немецкими нацистами, выходит, что во Второй мировой войне наша страна явилась единственным победителем – освободителем не только себя, но и всех других освобожденных стран.
От «Майн кампф» к Фултонской речи
Как горько разочарованы были итогами Второй мировой войны ее организаторы, красноречиво проговорился отставной английский премьер Черчилль в своей знаменитой Фултонской речи, произнесенной демонстративно в присутствии Президента США Трумэна 5 марта 1946 года. Вот очень характерные слова Черчилля: «Во время заключения Версальского договора … у меня сложилось очень яркое впечатление от ситуации того времени, и мне больно сопоставлять ее с нынешней … Я не верю, что Россия хочет войны. Чего она хочет, так это плодов войны и безграничного распространения своей мощи и доктрин», что представляло, по понятиям Черчилля, «все возрастающий вызов христианской цивилизации».
Теперь вспомним: когда в 1919 году заключался Версальский договор, интервенты от почти всей «христианской цивилизации» за компанию с басурманскими самураями творили массовые расправы над нашими предками того поколения, умело распалили у нас братоубийственную бойню, грабили нашу страну и расчленяли ее для окончательного захвата. В Версальском договоре наша страна официально именовалась уже не иначе как «территории бывшей Российской империи»Если по Версальскому договору побежденным странам германского блока сохранялись все атрибуты государственности (какие бы то ни было территории и даже вооруженные силы), то наша страна лишалась абсолютно всего. Даже своего названия!
Вот почему у Черчилля «сложилось очень яркое впечатление от ситуации того времени». Вот почему ему стало «больно сопоставлять ее с нынешней», когда вместо захвата территорий бывшего СССР пришлось иметь совсем другие «плоды войны»: «Варшава, Берлин, Прага, Будапешт, Белград, Бухарест, София … и население в их районах оказались в пределах того, что я называю советской сферой … во многих странах по всему миру вдалеке от границ России созданы коммунистические пятые колонны, которые действуют в полном единстве и абсолютном подчинении директивам, которые они получают от коммунистического центра».
Вот почему Черчиллю, даже при вынужденном признании «Я не верю, что Россия хочет войны», и при отличном знании про американские планы ядерных ударов по нашей стране, пришлось изощренно врать про исходящий от нас «все возрастающий вызов» яко бы «христианской цивилизации».
Под этот выдуманный, но даже по Черчиллю не военный, вызов он предложил создать «Братский союз англоязычных народов», предусматривающий: «…дальнейшее использование уже имеющихся средств для обеспечения взаимной безопасности путем совместного пользования всеми военно-морскими и военно-воздушными базами. Это, возможно, удвоило бы мобильность американского флота и авиации. Это намного повысило бы мобильность вооруженных сил Британской Империи». В условиях монопольного владения США ядерным оружием все это значило: использовать военные базы в английских колониях для нанесения ударов по СССР американскими атомными бомбами с максимально близкого расстояния.
Так на смену английскому путеводителю для немцев под названием «Майн кампф» появился английский путеводитель для США и Британской Империи под названием «Фултонская речь Черчилля». Этот путеводитель вел к третьей мировой войне с той же главной целью, что и в предыдущих двух: сделать нашу страну бывшей и захватить ее территории вместе с нашими богатейшими ресурсами. Причем, теперь – с ясным сознанием, что для этого понадобится убить почти всех людей нашей страны.

Послесловие
Израненная и разоренная нацистской Европой наша страна, к изумлению всего мира смогла быстро создать исключительно дорогостоящий ядерный щит, а все порушенное захватчиками восстановить примерно за пять лет, тогда как по самым оптимистичным расчетам зарубежных экономистов для этого нам требовалось не менее двадцати пяти лет. К дальнейшему изумлению всего мира наша страна первой освоила мирное применение атома, открыла человечеству путь за пределы планеты Земля, и достигла еще многих крупных научно-технических, социально-экономических успехов.
Все это стало возможным тоже в решающей мере благодаря революционному преимуществу советского народно-хозяйственного комплекса над пораженной ростовщичеством, финансовым аферизмом, коррупцией, экономикой стран, оставшихся под контролем мировой финансово-промышленной касты.
Уже в начале 1950 годов Сталин рассматривал в практическом плане вопросы перехода от социализма к коммунизму: с экономикой без товарно-денежных отношений; с реализацией формулы «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Намечал примерно через десять лет дополнить наши лучшие в мире бесплатное образование и здравоохранение бесплатным обеспечением всего народа хлебом, и начать экспорт его излишков. Достигнутые темпы социально-экономического и научно-технического прогресса СССР вполне позволяли решить эту задачу, и многие другие, связанные с построением коммунизма за два – три десятилетия. Но четко обозначившаяся коммунистическая перспектива нашей страны не осуществилась.
Агентура мировой финансово-промышленной касты в СССР смогла организовать убийство Сталина, и затем до середины 1980 годов с переменным успехом действовать в высших органах правившей КПСС, государственной власти, в СМИ. В конце 1950 – начале 1960 годов смогла дезорганизовать изнутри нашу уникальную стройку коммунизма «реформами» Хрущева, — тайного последователя разоблаченного англо-американского агента Троцкого. Достаточно вспомнить, как Хрущев подменил сталинскую агропромышленную политику на такую, что во избежание голодомора пришлось затратить 600 тонн золота на импорт хлеба. После неполного преодоления тяжелых последствий хрущевских «реформ» последовала «экономическая реформа» Либермана, приведшая к обострению всевозможных «дефицитов», к разгулу спекуляции «дефицитом» и коррупции на этой почве. Либермановскую «реформу» насадили вместо реализации уникального проекта академика Глушкова по жизненно необходимой автоматизации управления быстро усложняющимся народно-хозяйственным комплексом СССР.
В начале 1980 годов произошло на удивление одновременное вымирание всей, низложившей в свое время Хрущева, брежневской команды: далеко не в старческом возрасте, и при кремлевском «здравоохранении». На смену брежневской команды пришла к власти, обманом народа, горбачевско-ельцынская команда «верных ленинцев», которые потом с гордостью будут говорить, что они никогда не были коммунистами. Агентурные «верные ленинцы» порушили сначала народно-хозяйственный комплекс СССР, затем спровоцировали кровавые распри в нашей стране, расчленили ее, и сдали под экономическую оккупацию мировой финансово-промышленной касты. Все это – в ходе «рыночных реформ» и «демократических реформ», имя которым – серия государственных переворотов. К сколь тяжким последствиям для нас привело это «реформирование», хорошо известно.
Все названные выше крушащие нашу экономику и государственность действия были невозможны без предваряющей и сопровождающей их массированной идеологической обработки населения. Сначала это была лживая антисталинская трескотня, но она не повлияла на сознание народа, хорошо помнившего Сталина и его великие заслуги. Со снятием Хрущева эта трескотня прекратилась. С приходом к власти «верных ленинцев» ее распалили вновь, дополнив такой же лживой и все более истеричной антиленинской, антисоветской, антикоммунистической трескотней.
Она продолжается и сейчас с целью: ни в коем случае не дать нашему народу освободиться от экономической оккупации, покончить с ростовщичеством, финансовым аферизмом, коррупцией, и снова выйти на единственный ведущий к спасению и процветанию, уже проложенный нашими доблестными в труде и в бою предками, путь коммунистического строительства.

 
Статья прочитана 91 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Наш адрес

  • Казань, улица Мартына Межлаука, д.22, офис 506

Наши контакты

Тел.       (843) 293-17-33

Тел.      89050203399

Тел.       (843) 262-07-64

Читать нас